Андрей Незваный12200

Перемирия здесь не работают. Как живет донецкий поселок под обстрелами

Интересные Новостиru публикует репортаж из прифронтового поселка Октябрьский, что в ДНР — населенного пункта, в котором «не работают Минские соглашения», а в дома ежедневно по расписанию прилетают снаряды и мины.

Частный дом в посёлке Октябрьский.
Частный дом в посёлке Октябрьский. © / Интересные Новости

Десять минут на машине, и вы из цветущего центра Донецка попадаете в поселок Октябрьский. Поселок Октябрьский — в другой мир, в котором война ощущается каждой клеткой. Пустынные улицы разрушенных и брошенных домов, искореженные столбы и заборы. Тень от разорванных линий электропередач лежит на изрешеченной воронками дороге. Это часть поселка, прилегающая к территории бывшего донецкого аэропорта.

На разбитой улице — почти настоящий «блок-пост» из местных бабушек. Они действительно проверили у незнакомца документы. Предупредили, что на камеру их снимать нельзя, но расскажут всю правду о своей жизни.

— Вчера тут ужас что творилось, часов около восьми вечера прилетело восемь 120-х мин. Грохот, осколки в разные стороны, — говорит пенсионерка, — вот мальчик, он со своей сестрой весь вечер просидел в подвале.

Мира и Матвей.
Мира и Матвей. Фото: Интересные Новости

Появляется мальчуган лет шести, который представляется Богданом.

— Ты почему вчера залез в подвал, расскажи дяде-корреспонденту.

— Потому что летели осколки, и мне родители сказали туда полезть.

— С кем ты там был.

— С сестрой Мирой и мы там играли.

— Страшно было?

— Да.

— А почему с детьми не полезли в подвал родители, — спрашиваю у старушек.

— Дом у них старый, глинобитный, если завалит, то не вылезешь. Родители и остаются в доме наверху, а детей спускают в подвал. А куда деваться? Да ездили они два года по квартирам, работы нет, пришлось продать все золото, что было, чтобы снимать квартиры, а что толку? Все равно вернулись.

— Вы посмотрите, как мы живем, — говорит другая старушка, — на улице практически не осталось ни одного целого дома, как так можно жить. Нас продолжают бомбить каждый день, а в городе даже не подозревают, что тут гибнут люди. Мы вроде живем в одном городе, но в разных мирах. Сюда даже транспорт общественный не ходит, ближайший на ЖД вокзале, куда отсюда пешком 40 минут...

На улицах посёлка. Фото: Интересные Новости

— А пробовали обратиться по поводу переезда? Я знаю, что республика предоставляла временное жилье людям из обстреливаемых поселков.

— Это предоставляют тем, кто остался вообще без жилья. Почему я должна уезжать из своего дома куда-то в город, что нам предоставляют жилье? За что снимать, мне 53 года, два года до пенсии, я в аэропорту проработала 17 лет, а как его разбомбили, не могу никуда устроиться. Плюс у меня мама-инвалид на руках. Но это полбеды. Надоели эти обстрелы уже. Мы любим республику и все голосовали 11 мая 2014 за независимость, но три года нас обстреливают постоянно. Я раньше жила для детей, сейчас они уехали, и я их не вижу, и я не знаю, зачем мне дальше жить. Ради чего терпеть. Мы не живем здесь, а существуем, от безысходности.

— А много людей уехало?

— Очень много, здесь остались в основном пенсионеры. На нашей улице живут всего в пяти домах, остальные или разбиты и заброшены, или люди снимают жилье в Донецке и появляются периодически поделать ремонт или что-то по огороду.

На улицу выезжают белые «Жигули» без переднего лобового стекла, и водитель вежливо машет — сними меня. После нескольких кадров водитель рассказывает, что машина — тоже жертва вчерашнего обстрела. «Осколками повыбивало стекла, хорошо, что больше ничего не пострадало и на ходу. Вот еду на работу, а что делать».

Фото: Интересные Новости

Вокруг по улице — выбитые стекла, изрешеченный осколками фасад дома и кровля, искореженный забор, смонтированный буквально из того, что под руку попалось. Для местных — привычный уже пейзаж.

В одном из домов живет пожилая пара — Надежда и Юрий. Живя под обстрелами, остаются очень дружелюбными и открытыми.

— Расскажите о своей жизни с начала войны.

— Когда все началось, в мае 2014 года люди быстро сплотились и помогали друг другу. Было даже, что мы с соседями поймали диверсанта, который, как оказалось, ставил «маячки».

Юрий.
Юрий. Фото: Интересные Новости

— А можно об этом подробнее?

— Да смотрим — идет короткостриженный молодой парень. В глаза бросается неряшливая одежда, как будто специально переоделся в нее. Ведь молодые люди в такой не ходят. А потом он спрашивает у нас дорогу до железнодорожного вокзала. Вот что-то в поведении его насторожило, трудно сказать, что, но мы подняли шум. Выбежали мужики и стали его гонять по округе. В общем, поймали, погрузили в машину и сдали ополченцам. В рюкзаке у него оказались эти «маячки».

— Что происходит сейчас?

— В последнее время нас обстреливают каждый день. У нас нет передышки. Ну часа четыре — начало пятого, и уже начинается вечером, и могут под утро. У нас никаких часов перемирия нет, здесь не действуют никакие минские соглашения. Мы стараемся часов в пять-шесть уже быть дома и никуда не выходить.

— Три года вы постоянно живете под обстрелами. Страшно так жить?

— Ничего, мы привыкли, — отвечает Юрий.

— В последнее время они стали применять какие-то бесшумные снаряды, — добавляет Надежда. Так занимаешься своими делами и неожиданно раздается взрыв. Вот вчера нас так и обстреляли: тихо-тихо, а потом как шарахнуло. У нас окна были заколочены — так пробило, и повылетали стекла. Одна мина упала в огород, и взрывной волной от нее вырвало железные ворота с креплением. Военные приехали, сказали, что это 120 мм мина.

Надежда.
Надежда. Фото: Интересные Новости

— Как укрываетесь от обстрелов, есть ли бомбоубежище?

— Насчет бомбоубежища я не знаю, но даже если оно есть, добежать во время обстрела в него нереально, осколками посечет. Поэтому мы сидим дома. Есть подвал, но в него не спускаемся, потому что если обрушится дом, то это братская могила.

— Сегодня ваш дом получил повреждения, и, насколько я знаю, это не в первый раз. Республика как-то помогает в восстановлении?

— Да. Вчера во время обстрела оборвало линию электропередачи и пробило газовую трубу. Свист был огромный, мы позвонили, и ремонтная служба газовщиков приехала. Практически под обстрелами временно замотали дыру. Сказали, что нужно варить, но в таких условиях это невозможно. А сегодня утром приехали снова, посмотрели, какие нужны трубы, и обещают завтра уже сварить. Также приехали электрики и представители исполкома. Они сделали осмотр повреждений, составили акт и обещают оказать помощь.

Отнеслись хорошо, приехали оперативно. Каждый делает свою работу, поэтому претензий совершенно нет — только благодарность. Республика беспокоится о людях не на словах.

— А до этого вам что, не помогли?

— В 2015 году наш дом получил аналогичные повреждения, но тогда мы не стали обращаться за помощью, у людей были разрушения гораздо больше. Обошлись своими силами. Сейчас уже не сможем — не то материальное положение.

Газовая труба.
Газовая труба. Фото: Интересные Новости

— В тот день ранение получила Надежда. Можете об этом рассказать?

— Я была во дворе и кормила скотину. Вдруг в тишине взрыв, я почувствовала боль в груди. Оказалось, задело осколком мины. Потом месяц пролежала в больнице. А был случай, я уворачивалась от снайпера. Да, иду и возле уха пролетает пуля. Я на землю и потом перебежками забежала за угол. Вот так у нас здесь, настоящая война.

— А как вы думаете, почему ВСУ обстреливают вас?

— От безысходности. Вернуть силовым путем они нас не смогут, вот и пытаются таким образом запугать. Но разжигают лишь больше ненависть к себе.

— Если вы встретитесь с человеком, который вас обстреливает, что вы ему скажете в глаза?

— Посоветую ему взяться за ум. Скажу — посмотри на нас, у тебя дома точно такие, как мы, родители. Ты смог бы в них стрелять?

— Как вы думаете, после всего произошедшего мы сможем жить с Украиной в одном государстве?

— Ни в коем случае, ни под каким предлогом. Я не хочу жить рядом с такими людьми. Мы жили 22 года и не подозревали, кто рядом живет. Ходили, желали друг другу счастья, а как коснулось, то даже в семьях начались раздоры. Пошел брат на брата, это ужас до чего мы дожили.

Несмотря на переживаемые лишения, супруги в будущее смотрят с оптимизмом:

— У нас живут прекрасные и трудолюбивые люди, и когда наступит мирное время, мы отстроим новый Донбасс, еще краше прежнего.

Оставить комментарий
Комментарии (1)
  1. nik1953
    |
    17:24
    14.10.2017
    0
    А не наплевать ли на "мнение" западных крикунов-агрессоров и вернуть в состав России незаконно подаренные в разные времена хохлам территории, Одесскую, Херсонскую, Запорожскую, Харьковскую, Донецкую, Луганскую? Всё равно ведь гавкают А западные области, подаренные Сталиным, нехай оставляют себе. А всех русских с вражеских территорий перевезти в Россию с автоматическим предоставлением гражданства! Кто захочет - дать "дальневосточный гектар"! И не забыть поволжских немцев, вернуть и полностью восстановить их в правах! Это необходимый минимум для восстановления былой мощи России, такой, какой она была во времена Петра I. Только кто способен на всё это? Не нынешние же, глубоко ангажированные Западом, у которых от русскости остался только паспорт в кармане.
Все комментарии Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. В каком состоянии находится Татьяна Фельгенгауэр?
  2. Что известно об убившем сослуживцев в Чечне офицере Росгвардии?
  3. О чем говорится в фильме ARD о допинг-системе в Китае?

Какая система оценок в школе самая правильная?

Новое на AIF.ru